Когда травма поражает душу: стыд, расщепление и душевная боль *

Когда травма поражает душу: стыд, расщепление и душевная боль *

Смотреть полностью Идентификация Включение идентификации в список защитных механизмов может показаться излишним, так как большинство из нас расценивают возможность идентифицироваться с другим человеком или с его отдельными сторонами как конструктивную незащитную тенденцию. Но психоаналитически думающие терапевты продолжают считать, что многие виды идентификации вызываются необходимостью избегать тревогу, горе, стыд, другие болезненные аффекты, или для того, чтобы поддерживать себя, ощущая угрозу чувству самоуважения и целостности. Как и другие зрелые защитные процессы, идентификация является нормальным аспектом психологического развития и становится проблематичной только в определенных условиях. Фрейд полагал, что многие действия идентификации содержат элементы как непосредственного прямого принятия того, что любимо, так и защитного уподобления тому, что является пугающим. Эта способность развивается естественным образом, начиная с ранних инфантильных форм, содержащих желание проглотить другого человека целиком, до более тонких, дискриминативных и субъективно произвольных процессов выборочного принятия качеств другого человека. Считается, что потенциал идентификации расширяется и модифицируется в течение всей жизни и является основой психологического роста и изменений. Фактически, высокая ценность, которую аналитики придают эмоциональной близости, определяется именно тем, что близкие отношения создают благоприятную возможность для взаимного обогащения идентификациями аргументы в пользу этого эффекта: , , книга о браке. В целом, можно сказать:

. ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ

В настоящее время концепция психологических защит широко и активно используется за пределами психоаналитической школы, даже в таком антагонистически настроенном против психоанализа направлении как деятельностный подход. Вообще, в психоанализе не существует общепринятой систематизации психологических защит, поэтому и я описываю их в нижеследующих примечаниях как они мне видятся.

Надо подчеркнуть, что перечень психологических защит, приведенный Бреннером, далеко не представляет все виды психологических защит, описанных в психоанализе, и не кажется мне ни исчерпывающим, ни основополагающим. Однако я в своих дальнейших примечаниях буду придерживаться именно этого списка, потому что сам лично не хочу и пытаться объять необъятное на что не претендует и Бреннер, о чем и пишет далее.

Конечно, психологические защиты в самом деле"виновны" в том, что интрапсихический конфликт стал бессознательным, следствием чего стало образование симптомов. Психологические защиты"виновны" и в том, что расходуют слишком много психической энергии для удержания такого конфликта в области бессознательного, истощая психику и вызывая этим синдром хронической усталости, апатию и безразличие к жизни.

Все-таки это был страх разоблачения и последующего наказания И вообще эта тяга к смерти, своей и чужой, она вполне возможна. . сказала – по законам травмы, по законам идентификации с агрессором.

Рассказать Рекомендовать Анна Фрейд, исследуя агрессивное влечение, пришла к выводу, что либидо и агрессия имеют один и тот же источник — бессознательное человека, а также развиваются по одним и тем же законам. Стадии развития агрессивного влечения — те же самые, что и в развитии либидного влечения, и имеют схожие защитные механизмы, так как тесно связаны между собой. Но агрессивное влечение имеет некоторые своеобразные защитные механизмы: На примере работы с детьми Анна Фрейд рассматривает несколько вариантов формирования психологической защиты — идентификация с агрессором: В этом случае, идентификация — это уподобление другому человеку через его мимику, действия, изображение эмоций.

Девочка, которая боялась приведений, которые по ее мнению находились в темном коридоре, для преодоления этого пространства проходила его, сильно размахивая руками, как мог бы делать призрак. В таких ситуациях, идентификация — это смена ролей, когда ребенок встает в позицию устрашающего объекта и сам становится агрессором. Натолкнувшись на кулак учителя физкультуры, ученик пришел в школу на следующий день с разными видами оружия, то есть предпринял попытку присоединиться к его мощи, силе, мужественности.

Реально, учитель не проявлял агрессию, не стремился наказать ребенка, и у малыша проявилась не столько агрессия, сколько способы защиты от всех возможных агрессивных действий сильных мужчин. В таких ситуациях, идентификация — это проявление формирующегося Сверх-Я ребенка, когда ученик не проявляет агрессию, а находит способ ее предотвращения в будущем способом защиты.

Фактически, высокая ценность, которую аналитики придают эмоциональной близости, определяется именно тем, что близкие отношения создают благоприятную возможность для взаимного обогащения идентификациями. В целом, можно сказать: Идентификация изначально является нейтральным процессом. Опыт конверсии содержит значительный компонент идентификации как защиты.

Это остается ведущим принципом:

Все это крайние проявления идентификации с агрессором — защитного В тот момент, когда жертва начинает испытывать страх перед внешним врагом, Девяносталетний король Густа уже неделю как был при смерти.

Перейти к содержимому Существование в расколотом состоянии можно описать с позиции сравнительной теории защитных механизмов психики. Что такое защитный механизм? Дадим для начала следующее определение: Важно еще раз подчеркнуть, что основой самообмана и нарушения целостности … является именно страх и тревога, ибо страх и тревога уничтожает способность человека испытывать чувства и эмоции любви и радости. Этот самообман был описан в библейской притче о том, что мы лицемерно не замечаем бревно в своем глазу, но прекрасно видим соринку в глазах Другого.

Работа этого механизма обеспечивает эмоциональное разрешение за счет бессознательного приписывания субъектом его собственных мыслей, переживаний, вытесненных мотивов и черт характера самого индивида другим людям. Проекция является причиной множества войн, ссор и недоразумений. Отказ от ответственности может быть и внутренним. С позиций традиционного для России восприятия реальности предания человек, преодолевающий проекцию, сталкивается в своей психической реальности с психическими содержаниями, противоречащими внутреннему единству с Другим разговору с Собеседником , то есть созидательной трансценденции.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ

С возрастом его трепетное отношение к своему здоровью все усиливается, принимая характер тяжелой ипохондрии. Он не доверяет своей семье и считает, что при первом удобном случае близкие отправят его в дом престарелых. Ему жалко оставлять детям деньги, которые он любовно копил всю жизнь. В старости его мизантропия усиливается, и он признает, что его самые плохие предположения о природе человеческой сбылись.

«Страх голода вошел в жизнь украинского народа, что привело к . проявление идентификации себя с агрессором-интервентом, демонстрация силы, идентификации себя с погибшим героем как преодоление страха смерти.

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда. Фактически, высокая ценность, которую аналитики придают эмоциональной близости, определяется именно тем, что близкие отношения создают благоприятную возможность для взаимного обогащения идентификациями. В целом, можно сказать: Идентификация изначально является нейтральным процессом. Опыт конверсии содержит значительный компонент идентификации как защиты.

Это остается ведущим принципом:

Психологические защитные механизмы у детей

Стокгольмский синдром — психологическое состояние, возникающее при захвате заложников, когда жертва начинает симпатизировать захватчику или даже отождествлять себя с ним. Автор термина Нильс Биджерот криминалист работал во время захвата заложников в году в Стокгольме. Синдром заложника — это шоковое состояние. Психологический механизм этого синдрома состоит в том, что человек, находящийся в полной физической зависимости от другого, начинает толковать действия захватчика в свою пользу.

Страх смерти как небытия и нарушения телесной целостности, прибегание в противоположность» и «идентификация с агрессором».

Вступительное слово главного редактора Уважаемый читатель, Перед Вами первый в этом году номер Журнала практической психологии и психоанализа1. Этот выпуск начинает второй год издания нашего журнала, с чем я хотел бы всех нас поздравить. Ваши отклики и рост посещаемости сайта журнала говорят о том, что журнал востребован, что он обрел своего читателя.

Прошедший год был годом становления журнала и мы надеемся, что наступивший год станет годом его дальнейшего развития. Данный номера журнала посвящен весьма знаменательному для нас событию - летнему юбилею Института практической психологии и психоанализа. Вот уже десять лет как существует данное учебное заведение. В течение этого периода Институт разрабатывает динамически-ориентированную концепцию обучения и реализует учебные программы по профессиональной психологии, готовя специалистов в области психологического консультирования, психоаналитической терапии и семейной терапии.

Тревога и защита

Карл Юнг описывает концепцию совпадений. Теперь эта концепция становится понятнее? Существование в расколотом состоянии можно описать с позиции сравнительной теории защитных механизмов психики. Что такое защитный механизм?

В ряде случаев недифференцированный страх агрессии переживается в более идентификации с агрессором (А.Фрейд), функцию защиты от страха.

Она чувствовала, что любит его, и не понимала, что ее склонность обвинять его, а себя представлять беспомощной жертвой отравляет их отношения; а также то, что ее по-детски навязчивое и провоцирующее вину поведение воспроизводит аспекты отношений ее матери и отца и ее собственных отношений с отцом, когда она была подростком. Встретив мужчину, который был ее любовником в ранней юности и которого она с тех пор успела идеализировать, она завязала с ним роман, оказавшийся сексуально удовлетворяющим, Она с изумлением ощутила, что полностью удовлетворена как женщина, а также то, что ее уверенность и самоуважение возросли.

В то же время ее любовь к мужу словно обновилась, и это вызвало у пациентки чувство вины из-за внебрачной связи и заставило по достоинству оценить позитивные стороны своей супружеской жизни. Со временем она обнаружила, что в эмоциональном плане отношения с мужем гораздо более удовлетворительны для нее, чем отношения с любовником, хотя с любовником она испытывала полное сексуальное удовлетворение, которого, как она полагала, муж ей дать не в состоянии.

Этот конфликт привел пациентку к психоаналитику, и постепенно она отдала себе отчет в своей не осознаваемой прежде неспособности к отношениям с одним и тем же человеком, полностью удовлетворяющим ее и эмоционально, и сексуально. Хроническая экстернализация инфантильного Супер-Эго и поиск неизменно одинаковых любовных отношений с родительским объектом, в котором эта структура Супер-Эго персонифицирована, может накладывать серьезные ограничения на любовную жизнь индивидуума и пары в целом, даже несмотря на отсутствие явных конфликтов.

Однако обычно внешняя стабильность и гармония достигаются ценой ограничений в социальной жизни, поскольку потенциально угрожающие равновесию — или конфронтирующе коррективные — отношения должны исключаться, особенно если они связаны с осознанием возможности более удовлетворительных отношений. Идентификация одного из партнеров с агрессором выраженная в идентификации с Супер-Эго другого может привести к садомазохистскому альянсу пары против внешнего мира и удовлетворить потребности партнеров в общей системе ценностей путем совместной проекции восстания против инфантильного Супер-Эго на внешнее окружение.

Отношения в паре, в которой совместная позиция — это позиция униженной и оскорбленной жертвы третьей стороны, могут, таким образом, быть вполне стабильными, хотя и невротическими, со многими здоровыми чертами взаимной заботы и ответственности.

[BadComedian] - Hack the bloggers (EeOneGuy, Mariana Ro, Sasha Spielberg - film debut)


Жизнь без страха не только возможна, а абсолютно доступна! Узнай как можно стать бесстрашным, кликни тут!